10.11.2011

Швейцария без долгов. И без проблем?

История европейских долговых кризисов куда длиннее, чем наша память. В долгах сидели испанские и французские короли в 17 и 18 веках, германские императоры и республики в 19 и 20 веках.

Об этом напомнил на очередном Европейском форуме в Люцерне (Europa Forum) известный ученый из Принстона Гарольд Джеймс (Harold James). В рамках этого форума он как раз выступал с докладом на тему долгового кризиса – а тема эта, особенно спустя всего несколько дней после завершения очередного саммита Большой Двадцатки в Каннах, была более чем актуальна.

«Европейская проблема состоит так же и в том, что в 1980-е гг. Европа стремилась подражать США, которые тогда были финансовой сверхдержавой со сверхвалютой долларом в руках», - считает Г. Джеймс. - «Но при этом как-то никто не учел того обстоятельства, что, в отличие от ЕС, США являются настоящей федерацией. В Европейском же союзе валютный союз был выстроен без передачи на уровень ЕС национальных компетенций в сфере бюджета и налогов».

Европейская периферия, то есть находящиеся ныне в долговой ловушке страны южной Европы, как раз и вступали в ЕС с надеждой получить доступ к выгодным европейским кредитам. Номинированные в евро, они оказывались куда дешевле, нежели кредиты в лирах, франках или песетах.

«А это в итоге означало только одно – еще более быстрое накопление долгов». Поэтому то, что в целом было задумано как позитивный аспект валютного союза (конвергенция валют и ставок рефинансирования), превратилось в свою противоположность.

ОЭСР хвалит Швейцарию

Уильям Уайт (William White), высокопоставленный представитель ОЭСР, нашел в Люцерне в адрес Швейцарии немало положительных слов, несмотря на то, что эта организация постоянно держит Берн на прицеле как страну, проходящую по спискам подозрительных «налоговых оазисов». По его словам, в рамках глобального долгового кризиса Швейцария является «приятным исключением».

По его мнению, нынешний долговой кризис ЕС не является специфически европейским явлением, но частью глобальной проблематики. В долгах ведь находятся и такие признанные лидеры, как США и Япония. Проблема же собственно ЕС состоит в том, что пойдя на конвергенцию валют и условий кредитования по более низким ставкам, он создал условия для стремительного наращивания долгов.

Сильная валюта, несмотря на конструкционные просчеты

На уже упоминавшиеся конструкционные ошибки, допущенные при создании европейского валютного союза, указывали и другие участники форума. Например, Юрген Штарк (Jürgen Stark), член правления Европейского Центрального банка (EZB), или Томас Джордан (Thomas Jordan), зампред правления швейцарского Национального (Центрального) банка.

Они были убеждены в том, что без передачи на европейский уровень национальных фискальных и финансовых компетенций валютный союз функционировать не может.

Но при всем при этом евро никогда не был «слабой валютой». «Глядя из швейцарского угла, или, точнее, с точки зрения сильного швейцарского франка, вполне может показаться, что это не так, однако в международном зачете и с учетом паритетов покупательной способности евро всего был и оставался стабильным, а это дало странам валютного европейского союза стабильные цены и низкие ставки рефинансирования».

Давление на швейцарскую политику в области обменных курсов

Да, введение евро придало новый импульс росту промышленности, но при этом выросли темпы накопления долгов. «Сегодня уровень задолженности в пропорции к величине соответствующих экономик находится на гораздо более высоком уровне, недели непосредственно перед кризисом 1929 года», - подчеркнул Т. Джордан.

«Что касается Швейцарии, то она может рассчитывать на абсолютный внутриполитический консенсус относительно необходимости борьбы с задолженностями», - указал он далее. «Что, однако, не означает, что Швейцария полностью остается в стороне. Ей приходиться, так или иначе, поддерживать евро из-за внешнего давления на ее монетарную политику и на политику в области обмена валют».

Насколько надежны "долговые тормоза"?

В 2001 г. Швейцария стала одной из немногих стран Европы, запустивших у себя механизм так называемых «долговых тормозов». Соответствующая конституционная поправка обязывает федеральный центр обеспечивать баланс расходов и доходов госбюджета вне зависимости от состояния промышленной конъюнктуры.

О том, насколько эффективен такой «долговой тормоз», среди экспертов существуют разные мнения. Фриц Цурбрюгг (Fritz Zurbrügg), директор швейцарского федерального финансового ведомства (Eidgenössische Finanzverwaltung), структурного подразделения федерального министерства финансов, указывает на то, что на случай, если критерии, закрепленные в рамках борьбы с долгами, будут нарушаться, не предусмотрено никаких санкций. А сфера швейцарского социального страхования вообще находится вне пределов действия норм «долгового тормоза», что серьезно ослабляет способность Швейцарии бороться с долгами в целом.

Долги как долг финансового сектора

Будучи единственным на форуме представителем «реальной экономики», Вальтер Грюблер (Walter Grüebler), вице-президент группы строительных компаний Sika-Gruppe, указал на то обстоятельство, что все финансовые и промышленные кризисы последних десятилетий начинались именно в строительной сфере, переходя затем на остальные отрасли экономики.

«И это притом, что технический прогресс последних лет вообще-то дал реальной экономике невиданные раннее возможности роста и развития. И эти возможности до сих пор не использованы до конца именно из-за проблем с финансовым сектором. А для борьбы с ними нужно не только брать банки на прицел, но и других деятелей финансового мира, например, хедж-фонды», - считает В. Грюблер



Версия для печати



Последние новости  Последние новости    Все новости за месяц  Все новости за месяц