06.06.2012

Запах и вкус Швейцарии

Ароматические вещества компаний Givaudan и Firmenich добавляются во всем мире в бесчисленное количество видов продовольственных товаров, не говоря уже о самых разных одеколонах, духах, освежителях и чистящих средствах. Обе компании были основании в 1895 г. Но это единственный фактор, общий для обеих фирм. Компания Givaudan, возникшая изначально в Цюрихе, сменила целый ряд владельцев, и является предприятием, чьи акции торгуются сейчас на швейцарской бирже. Наступательная деловая стратегия основанной в Женеве компании Firmenich базируется на внутреннем росте. Владельцы компании, - а эта фирма, кстати, никогда не уходила из рук одной и той же династии, - строго следят за сохранением и развитием традиций этой частного предприятия.

В последние годы обе фирмы изрядно натерпелись от слишком дорогого швейцарского франка. И, тем не менее, они смогли в прошлом году добиться промышленного оборота на сумму, соответственно, в 3,9 и 2,8 миллиарда франков. «Обе компании тратят значительные средства на НИОКР, имея в составе своих сотрудников даже Нобелевских лауреатов, и именно в этом, «типично швейцарском», факторе и заключается фундаментальное преимущество этих фирм по сравнению с конкурентами», - говорит знаток отрасли Марк Рёшти (Marc Roesti) из консалтинговой компании «Mont Blanc Beauty Concepts» (Винтертур).

Петер Вульшлегер (Peter Wullschleger), ответственный в компании Givaudan за контакты с акционерами, освещает эту тему более приземлено и открыто. «Мы едим, пьем, моемся, убираем свои квартиры. Эти действия обеспечивают нам 80% всего оборота. Единственной отраслью деятельности, зависящей от колебаний промышленной конъюнктуры, является парфюмерия премиум-класса». А это означает, что «плохие с точки зрения экономики и ее развития времена не являются для нашей компании столь уж серьезной проблемой, ведь пить, есть и мыться люди будут всегда», - подчеркивает П. Вульшлегер. На НИОКР компания Givaudan тратит 7,5% от общего промышленного оборота. Фирма Firmenich выделяет на цели науки и исследований и того больше - 10% от общего объема оборота. Обе компании выступают против переноса своих лабораторий из Швейцарии в какую-нибудь более «дешевую» страну. Givaudan располагает свою лабораторию в городе Дюбендорф (Dübendorf) что под Цюрихом, а лаборатории компании Firmenich все также находятся в Женеве.

«Ключ к успеху находится в плотном сотрудничестве промышленности и фундаментальной науки», - указывает Корнелиус Нуссбаумер (Cornelius Nussbaumer), председатель швейцарского Объединения предприятий отрасли, производящей запахи и ароматические вещества (Präsident des Schweizerischen Aromen- und Riechstoff-Industrieverbands), а так же менеджер, курирующий вопросы обеспечения стандартов производства в компании Luzi, также производящей «ароматы». Эти фирмы, - отмечает он, - совместно с Высшей технической школой в Цюрихе (ETH) прицельно фокусируются на исследовании и производстве новых, ранее невиданных ароматических молекул.

Кстати, если кто не знал: на основе разработок компании Firmenich были созданы такие классические парфюмерные бренды, как CK1 и Flower by Kenzo. «Идет ли речь о естественных экстрактах или о новых синтезированных молекулах – решающая роль отводится обеспечению качества», - говорит Альберто Морийа (Alberto Morillas) из компании Firmenich в интервью порталу swissinfo.ch, подчеркивая далее, что и Givaudan и Firmenich достигли в смысле качества почти невозможных высот.

В качестве самого яркого примера изобретения оригинального аромата Марк Решти указывает на вещество «хедион». Выступая в качестве «ароматического драйвера» это вещество находится в такой классике парфюмерного жанра как туалетная вода CK1. Этот бренд женевская компания производит специально по заказу компании Coty Inc. «Сам по себе «хедион» практически не имеет запаха, но будучи смешанным с другими запахами, например, с запахом лимона, он превращается в вещество, обладающее весьма оригинальным свежим ароматом и использующееся затем при производстве популярных марок духов и одеколонов. Марка CK1 содержит в себе относительно большую долю этого вещества, поэтому в то время, как патент на «хедион» еще принадлежал компании Firmenich, дела у нее шли просто великолепно», - разъясняет М. Рёшти.

При этом он настоятельно советует обеим фирмам перестать разделять по разным отраслям производство ароматов и пахучих веществ (добавок). «Конечно, обе отрасли не всегда, как говорится, разговаривают на одном языке, однако тут существует своего рода «серая зона», в рамках которой, в результате сотрудничества специалистов по производству ароматов и пахучих веществ, могут возникнуть совершенно новые запахи», - подчеркивает М. Рёшти.

Исследования и наука являются важными составными элементами успеха обеих компаний. Но не только они одни. Еще один фактор – глобальное присутствие. Компания Givaudan имеет свои отделения в 45 странах мира, Firmenich – в 64. «Обе компании одновременно являются конкурентами и клиентами друг для друга, обе они находятся во взаимной зависимости, каждая имеет в своем активе нечто, в чем нуждается другая сторона», - указывает М. Рёшти. Петер Вульшлегер напоминает и о еще одном обстоятельстве, а именно, о тесном сотрудничестве с такими крупными производителями, как Procter&Gamble, Unilever, Nestlé и Danone. «Но кооперировать с ними, не будучи самому глобальным игроком, нельзя», - подчеркивает он. Поэтому швейцарские компании всякий раз оказывались в фарватере крупных концернов и их завоевательных походов.

«Nestlé завоевывает Китай, Proctor & Gamble вторгается на рынки Латинской Америки - и мы вынуждены идти туда же, приспосабливаясь к уникальным местным особенностям в сфере вкусов и ароматов», - рассказывает М. Рёшти. Петер Вульшлегер иллюстрирует эту зависимость на примере зеленого чая: «Чай для китайских потребителей невозможно производить в Швейцарии, для этого нужно быть на самом китайском рынке».

Перенос одного из производств компании Givaudan из Швейцарии в Венгрию Марк Рёшти связывает с характерной для Конфедерации высокой стоимостью труда, обусловленной завышенным курсом швейцарского франка. Петер Вульшлегер не согласен. По его мнению, это решение было обусловлено стратегическими причинами, а именно, стремлением «застолбить» за собой восточноевропейские рынки. Однако и он признает, что «строительство нового производственного цеха в Швейцарии было бы слишком дорогим делом, а потому стратегическим просчетом». «Я не хочу принижать значение проблемы дорого франка. Мы потеряли уже много денег из-за того, что все счета наша компания вынуждена погашать именно во франках, однако, по-моему, эта проблема носит, скорее, формальный характер, так как собственно в Швейцарии мы производим очень немного», - подчеркивает Петер Вульшлегер



Версия для печати



Последние новости  Последние новости    Все новости за месяц  Все новости за месяц